Глава государства побеседовал с первостроителями и поздравил их с 20-летним юбилеем столицы.

06.07.2018

Доклад Ж.Тощенко

ТОЩЕНКО Ж. Т. (Россия) – доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАН, главный редактор журнала "Социологические исследования", специалист в области политической и этносоциологии

Общее и особенное российской и тюркской цивилизации:
проблемы глокализации


Мне хотелось бы обсудить одну очень важную проблему, волнующую всех присутствующих здесь: как сосуществуют две крупнейшие в мире цивилизации – российская и тюркская, как они взаимодействуют друг с другом, как происходит процесс взаимообогащения, в чем это проявляется, какие перспективы и какие препятствия стоят на этом пути. Остановимся, прежде всего, и ответим на вопрос, что такое цивилизация.

Цивилизация: определение сущности
Понятие цивилизация является одним из распространенных в социальных и гуманитарных науках, когда предпринимаются попытки осмыслить всемирно-исторический процесс развития человечества, его отдельных эпох, территорий, народов. В большинстве определений в философской, социологической, исторической и политологической литературе мы встречаем, во-первых, такие выражения – мировая цивилизация и мировые цивилизации. В первом случае те, кто употребляет это выражение в единственном числе, стремятся охватить в этом слове все достижения человечества, уровень его развития как некую обобщающую характеристику (см. Морган, 1935.; Сорокин, 1992; Энгельс, 1981). Во втором случае имеется в виду, что существует множество цивилизаций, которые сами по себе представляют уникальные образования, имеющие выдающиеся черты и особенности, позволяющие говорить о них как о самостоятельных и самодостаточных феноменах. Когда используется понятие европейская, латиноамериканская, восточная, африканская цивилизация, опираются на некий территориально-географический принцип, использование которого не вызывает особых сомнений в правомочности его употребления. Можно только сказать, что каждое из названных понятий достаточно сложно, специфично, противоречиво, хотя и имеет право на существование (см. Бромлей, 1993; Леонтьев, 1912).
Во-вторых, не вызывает сомнения и подход, в основе которого лежит этнонациональная трактовка этого понятия, когда употребляются выражения – китайская, индийская, арабская, тюрская, российская цивилизации (см. Данилевский, 1991; Ерасов, 1992, Хантингтон, 1994 и др.). О цивилизации в Европе и Франции писали Ф.Гизо, в Англии – Г.Т. Бокль, в Испании – Р.Альтамире-и-Кревеа (Толстых, 2001). В основе этого подхода лежит развитие интеллектуальных сил и возможностей народов, внесших огромный вклад в развитие человечества. И этот вклад настолько велик, многозначен, и настолько продолжителен во времени, что нашел отражение в выдающихся открытиях, изобретениях, достижениях в самых различных областях знания, в совокупности образующих такое уникальное, непреходящее явление как цивилизация.
В-третьих, определение и трактовка цивилизации связывается с качественными этапами в развитии человечества – с аграрной, индустриальной, постиндустриальной и информационной эпохами, которые иногда разбиваются на более дробные этапы (Яковец, 1995). Этот подход имеет также достаточно веские основания, так как характеризует качественные изменения в истории развития таких общих характеристик, которые непосредственно связаны с «внешними» силами – сущностью и характером развития производства, производительных сил и соответствующих им общественных отношений.
И, наконец, стоит отметить и такой подход, когда развитие цивилизаций мыслится как развитие в виде двух дихотомий – «капитализм – коммунизм», «Север – Юг», «Восток – Запад», которые в современном мире рассматривается как взаимодействие двух древ – традиционной и техногенной цивилизации (Степин, 2000; Шпенглер, 1993).
Мы остановимся на сравнении двух цивилизаций, существование которых не вызывает сомнений – российской и тюркской. Это тем более важно, что эти две цивилизации развивались во многом одновременно, соприкасаясь друг с другом, обогащая друг друга.
Исторический экскурс
Взаимодействие двух цивилизаций – российской и тюркской – насчитывает по историческим данным около двух тысячелетий. Это проявилось в период великого переселения народов, которое привело к первому соприкосновению двух цивилизаций. Великая степь на южных окраинах нынешнего российского государства стала, по выражению Н.Гумилева, великого русского ученого, местом не только военных столкновений, но и местом торговли, культурного обмена, знакомства с другим опытом.
Многочисленные племена, проходящие через Северное Причерноморье, в том числе и тюркские, принесли свое мироощущение, свою культуру, свои представления о жизни. И хотя некоторые народы в южнорусских степях бесследно исчезли, но некоторые, такие как современные татары, стали основой для зарождения культуры своего народа, который имел как общие, так и специфические черты, представляющие собой особенности тюркской цивилизации.
Следующий крупный шаг во взаимодействии тюркской и русской цивилизаций был связан с периодом татаро-монгольского нашествия на древнерусские княжества. Историческая мысль современной России, в отличие от трактовок предшествующих поколений, склонна характеризовать этот период с 13 по 16 век не только как период эксплуатации и рабства, но и как время, когда произошло взаимообогащение, которое зашло так далеко, что именно тогда зародилась поговорка: «Поскреби каждого русского – и найдешь в нем татарина».
Следующий этап взаимодействия был связано с возникновением Оттоманской Порты в XV веке. И хотя взаимоотношения между русскими княжествами и Оттоманской империей были далеко не мирными вплоть до XIX века, они сопровождались войнами, тем не менее, это не мешало в мирные времена развивать торговлю, принимать посланцев и даже родниться. Я напомню, что главный герой из знаменитого произведения Шолохова «Тихий Дон» Григорий Мелехов был рожден в семье, где его бабушкой была турчанка, которую дед привез, как и многие его соплеменники, из, как тогда выражались, Туретчины.
Особое место в развитии и взаимодействии двух цивилизаций принадлежит завоеванию Россией народов, принадлежащих к тюркскому ареалу. Это началось с завоевания Казанского ханства в середине 16 века, постепенно продолжилось вплоть до 19 века и завершилось присоединением Средней Азии и включением ее в состав Российской империи.
Особое место во взаимодействии русской цивилизации с тюркскими народами произошло во времена существования Советского Союза, когда произошло зарождение, вызревание и становление национального самосознания многих тюркских народов, некоторые из которых шагнули в новый век из состояния кочевых народов в полноценные цивилизационные нации. Этот аспект я хотел бы особо подчеркнуть, так как именно с советским периодом связано возмужание национального суверенитета многих наций и национальностей, в том числе и тюркских.

Общие черты и основные направления взаимодействия российской и тюркской цивилизаций

Среди общих черт, в первую очередь, я хотел бы назвать тот факт, что эти две цивилизации включают в себя много национальных культур, которые представлены многочисленными народами. Образ жизни каждого, даже малочисленного этноса этих цивилизаций – это часть не только соответствующей культуры, это одновременно и некая грань цивилизации. Поэтому цивилизация не снимает специфику национальной культуры, ибо именно культура объединяет главные и особенные черты духовной жизни каждого народа, позволяя говорить о ней как об уникальном этнонациональном и мировом явлении.
Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что при определении феномена цивилизации часто опираются на: 1) метафизическое заключение, позволяющее значительно упрощать объяснение причин и следствий исследуемого процесса;. 2) умозаключение на основе формальной логики, при применении которой обычно учитывают фиксируемые факты, не всегда проникая в глубинные процессы, которые не столь наглядны и очевидны.
Это требует, прежде всего, необходимости определиться с исходными методологическими принципами анализа. С этой точки зрения, наиболее подходит трактовка цивилизации через понятие культурно-исторического процесса, на чем настаивали такие известные мыслители, как А.Тойнби, О.Шпенглер, Н.Я.Данилевский и Н.А.Бердяев. И хотя между ними есть существенные различия в трактовке роли и значения культуры, их объединяет то, что они сосредотачивают внимание на образе жизни, ценностях, традициях, ментальности, символах и т.д. На наш взгляд, необходимо учитывать объективные и субъективные показатели, которые характеризуют тот или иной вид, ту или иную форму цивилизации. А основой такой методологии может быть концепция культурно-исторического подхода, на основе которого реализуются методы анализа и интерпретации информации об этом уникальном феномене.
Во-первых, взаимодействие двух рассматриваемых цивилизаций проявилось в развитии экономических связей, во взаимовыгодной торговле, в обмене товарами и продуктами, которые имеют иное происхождение. Как в российской, так и в тюркской цивилизации можно встретить такие предметы обихода, повседневной жизни, которые имеют «неродное» происхождение, но которые стали неотъемлемой их чертой. Это особенно наглядно стало в современную эпоху, когда две цивилизации роднит материальная и технико-технологическая база производства. Именно уровень развития научно-технического и экономического потенциала обеспечивает сравнение этих показателей и индикаторов, которые позволяют увидеть принципиально общие характеристики, общее и особенное в развитии цивилизаций. Эти показатели следует дополнить характеристикой внешней среды обитания людей, т.е. анализом мезо- и микросреды. На языке социологии это означает выявить уровень социальной обеспеченности жизни людей – возможность использования достижений образования и культуры, а также жилье, бытовые и другие услуг. Ho эти характеристики не следует абсолютизировать, ибо развитость материально-тонической и экономической базы не гарантирует такой же уровень развития сущностных – духовных, нравственных и социальных – сил человека.
Поэтому предполагается, во-вторых, принимать в расчет анализ состояния и тенденций развития социальной структуры общества, когда происходят изменения, выражающиеся в определении удельного веса работающих в сфере материального производства, в сфере услуг, в сфере науки и образования. Т.е. цивилизационные характеристики развитых обществ становятся все более и более похожими друг на друга, и их специфика определяется только особенностями профессиональной деятельности в связи с особенностями производства.
В-третьих, социологический анализ цивилизации предполагает выявление степеней и качества форм и методов демократизации наших стран. Знание и использование демократических ориентиров и ценностей дает возможность более точного прогноза раскрытия сущностных возможностей людей, их общественных объединений и организаций.
Не менее значимо для характеристики цивилизаций использование показателей  духовной жизни общества, т.е. развитости науки, образования, просветительских учреждений, средств массовой информации, литературы и искусства. Это взаимообогащение проявилось в том, что в русский язык вошло несколько сот слов из тюркского языка, в современные не только народный, но и литературный язык. Это проявилось также и в том, что многие представители татарских кровей, такие как историк Карамзин, писатели Тургенев, Достоевский могут с полным основанием считаться представителями не только российской, но и тюркской цивилизации.
Таким образом, сравнительный анализ двух цивилизаций показывает, что объективные условия существования тюркских и российских народов (уровень развития производительных сил и общественных отношений), с другой стороны, субъективные составляющие этих цивилизаций в значительной степени связаны с сущностными силами народов, с их реальным духовным потенциалом и способностью к дальнейшему участию в развитии цивилизации, что, по Гумилеву, проявляется в уровне пассионарности, которая является ядром, основой ее качественной определенности. (Гумилев, 2001; Сорокин, 1992).

Особенности развития двух цивилизаций

Нужно отметить, что российская цивилизация базировалась на русской культуре в широком смысле этого слова. И потом постепенно в ареал своего влияния включала культуры других народов. И хотя в основе российской цивилизации лежит именно русский вариант культуры, тем не менее в нее вошли в той или иной мере достижения практически всех народов, которые составляли население Российской империи, а затем Советскго Союза. Особенностью российской цивилизации, по сравнению с американской, западноевропейской и другими, является то, что практически ни один народ не исчез, не ассимилировался и продолжает существовать по настоящее время.
Во-вторых, правящий класс России и Советского Союза комплектовался не только из русских. Наряду с грузинскими князьями основу российской знати, а затем советской номенклатуры составили многие выходцы из татарских, а затем и среднеазиатских народов – Юсуповы, Рашидовы, Расуловы и др.
В-третьих, многие тюркские народы в составе Советского Союза приобрели первые навыки государственного управления в виде союзных и автономных республик, национальных округов, в рамках которых выросли, окрепли и пришли к власти национальные руководители как в новых независимых государствах, так и в национальных республиках новой России.
В-четвертых, многие тюркские народы оформили и закрепили свою письменность, на базе которой появились письменная литература, искусство, интеллектуальное творчество, продукция которых через русский язык вышла и на мировой уровень.

Препятствия на пути цивилизаций

Какие опасные явления в развитии цивилизации, которые угрожают цивилизационному здоровью общества, можно выявить?
Во-первых, осуществляются и не прекращаются попытки превратить все общественные процессы, в том числе и в сфере культуры, в товар. Именно с этих позиций рассматриваются продукты не только материального, но и духовного производства В этой ситуации уместно напомнить слова одного из представителей правящего класса Франции, бывшего президента Жискар д’Эстена: «Да – рыночной экономике, нет – рыночному обществу».
Во-вторых, деятельность по производству, трансляции и потреблению материальных и духовных ценностей приобретает черты агрессивности, наступательности, вплоть до акций, не пренебрегающих никакими средствами по достижению коммерческих целей, навязыванию низкопробных взглядов, вкусов, предпочтений. Более того, в этих акциях амбиции творцов «нового» потребления носят характер преподнесения себя если не единственными экспертами, то, по крайне мере, определяющими все виды экономической, социальной и культурной политики.
В-третьих, под влиянием этих форм потребления цивилизация приобретает характер всеядности, вседозволенности, когда нет никаких ограничителей, никаких запретных или ограничивающих тем. В результате мы имеем «культурацию» шизофренических и просто психопатических поступков.
В-четвертых, идет сознательная ориентация на то, чтобы предлагаемые продукты (товары, образцы поведения) принимались всеми без исключения. Т. е. идет ориентация на примитивные вкусы и предпочтения, торпедируются все усилия по возвышению нравственных ориентиров и тысячелетиями апробированных норм и стандартов поведения.
В-пятых, идет такое сознательное искажение произведений литературы, искусства до неузнаваемости, до такого их обличья, когда от первоначальной сути не остается ничего, кроме внешней оболочки, которая нередко тоже разрывается согласно «новому прочтению» или «новой интерпретации».
И, наконец, ориентация творцов этих форм деформации общественной жизни направлена не на то, чтобы добиться понимания, усвоения общепринятых ценностей, не на достижение истины, а на принятие пропагандируемых образцов, которые имеют целью скорее дезориентацию, чем просвещение и усвоение объективной информации и общепринятых ценностей. И тогда карнавал превращается в матерщину. Этому во многом способствуют эрзац- и псевдо-культура, которые используют методы, отражающие цели и намерения их творцов. Прежде всего, следует назвать попытки организовать, возможно, большие аудитории потребления, завоевать массовость, привлечь как можно большее количество людей. При этом используются такие приемы, которые играют на инстинктах, опираются на сумеречное сознание, на побуждение в человеке того, что ограничено некоторыми нравственными табу. Так, секс из интимности превратился в открытые формы его пропаганды со всеми возможными атрибутами, вплоть до извращенных.
Не менее значительным методом стало превращение массовых проявлений культуры в одно бесконечное шоу. Шоу имеет право на существование как один из методов доведения культуры до общественного сознания, но превращение всех видов культуры только в один единственный прием – в шоу – не просто ограничивает культуру, а деформирует и извращает ее.
Очень распространенным мётодом стала игра не на привлечение людей в производство культурных ценностей, а превращение их просто в соучастников, которые, неведомо как, становятся актtрами этих шоу. Даже такой метод, как оперативность превращается в один из приемов зарабатывания денег, что толкает людей на лже-подражательство, лже-символику, вплоть до производства контрафактной продукции.
Особо хотелось бы отметить формирование особой социальной группы – лжеэкспертов и квази-эскпертов, которые настойчиво, оккупировав телевидение и другие средства массовой информации, навязывают свое видение этих форм и продуктов материальной и особенно духовной культуры. Эта ситуация осложняется тем, что лжеэксперты получили в свое распоряжение Интернет, что дало им возможность организовать обратную связь с потребителем по своему выбору и предпочтениям, создавая еще один эрзац-символ со ссылкой на «связь с народом». Эти интерактивные связи навязывают свои стандарты, свою интерпретацию при помощи разных приемов, известных еще по теории пропаганды Ласуэлла.
В этой связи надо дополнить социологический подход методами других наук, которые помогут четко представить, какие внешние факторы лежат на пути развития цивилизаций, что препятствует развитию гармонии в мире.
Таковыми являются, во-первых, экономический экспансионизм, который через транснациональные корпорации и центры оказывает прямое и косвенное давление на все народы без исключения, пытаясь навязать свое понимание мироустройства.
Во-вторых, не менее значима претензия на политическую гегемонию, которая направлена на навязывание своего представления о государственном и общественном устройстве. Именно этот гегемонизм наряду с экономическим экспансионизмом породил противостояние им в исламском мире, так как этот мир увидел в этом стремление навязать принципы общественной и политической жизни, мало или совсем не связанные с национальной культурой и менталитетом восточных народов.
В-третьих, на пути диалога стоят различные формы этнической и националистической исключительности, что всемерно поддерживается этнократическими силами в стремлении при помощи этого влиятельного фактора навязать свое представление о действительности, что на самом деле отражает стремление удержать (или захватить) власть.
В-четвертых, на пути диалога цивилизаций во все большей мере стала проявлять себя религиозная нетерпимость. Это проявляется в столкновениях между мировыми религиями, особенно между христианством и исламом. Это для наших цивилизаций представляет особую заботу и тревогу, ибо здесь может возникнуть процесс обострения отношений между странами и между народами.
И все эти препятствия на пути диалога цивилизаций (в том числе культур) сдабриваются использованием исторической интерпретации событий и процессов прошлого, часто перелицованных с определенными целями - доказать первенство (преимущество, первородство) того или иного народа, его государственности, его подвигов и завоеваний, культурных достижений и т.п.
Где же выход?
Сразу хочу назвать свое предложение – это глокализация, т. е такое соединение проблем глобализации и учета национальных, региональных и других особенностей, которое позволяет соединять воедино общие и специфические требования и особенности.
На наш взгляд, когда речь идет о глобализации, имеют в виду, что технологические, экономические, технические, организационно-управленческие процессы приобретают некие стандартизированные, приемлемые для обеспечения более полного сотрудничества общие черты и характеристики. При такой постановке вопроса мы вправе говорить о необходимости сближения, выработки и использования адекватных типовых, объединяющих всех нормативов, показателей, индикаторов. Но можно ли так поступать с цивилизацией (-ями)? На наш взгляд, это неприемлемо. Стремиться добиться однозначности, однопорядковости при трактовке сущности цивилизации – это идти по пути разрушения самобытности народов, их специфики, понимания и трактовки многообразия мира.
Такие попытки уравнять и в одном ключе рассматривать цивилизацию, как и глобализацию, не могут не вызывать вполне обоснованный протест и возражение. Тем более, что глобализация в сфере культуры несет в себе ярко выраженный оттенок вестернизации, европеизации и даже американизации. В этой ситуации происходит вольное или невольное навязывание ценностей одной цивилизации другой. А это в принципе глубоко ошибочно. Противоестественно. А значит, и неприемлемо.
Цивилизация, по сравнению с глобализацией, имеет прямо противоположные ориентиры, направленные на сближение, но не на отождествление, на поддержание схожих черт и характеристик, но предполагающих сохранение их уникальности и значимости для всего человечества. Цивилизация нацелена на понимание, взаимодействие, сотрудничество, признание другой (иной) стороной права сохранять и развивать свои уникальные черты. Именно уважение, признание за другими сохранения особенных и специфических признаков позволяет достичь истинного расцвета человеческого многообразия. А это можно решить в рамках одного важного и научного и практического вывода - решать эти проблемы в рамках концепции глокализации, которая органически соединяет в себе общие и особенные черты развития народов и их цивилизаций.
При таком анализе и описании цивилизаций выявляются коренные, сущностные их характеристики, анализируются тенденции, характеризующие направления изменений общественного сознания и в социальной практике. Соединение объективных и субъективных показателей общественного развития дает всестороннею характеристику уровня развития цивилизаций, их достижений, а также степень угроз, подвергающих сомнению правомочность существования того или иного общественного устройства. Только учет общего и специфического и его реализация дает повод для оптимистического взгляда на будущее наших цивилизаций.